ММЭФ-2011: энергомодернизация

27.04.2011

В Москве прошел международный энергетический форум «ТЭК России в XXI веке» (ММЭФ-2011). Большинство вопросов на форуме обсуждалось через призму аварии на японской АЭС «Фукусима-1». В свете этих событий особенно актуальными стали вопросы модернизации энергетики, направлений потока инвестирования, а также взаимодействия России и стран Европейского Союза. В общемировом контексте обсуждения нашлось место и для масштабной дискуссии о судьбе Восточной Сибири.

«Российская игла» ЕЭС

Большинство вопросов форума рассматривалось в мировых масштабах. Несмотря на то что официально днем открытия форума был назван четверг, 7 апреля, первые круглые столы прошли днем раньше. Первый из них был посвящен новой энергетической стратегии ЕЭС; на втором были представлены прогнозы экспертов относительно векторов развития мировой энергетики на ближайшие десятилетия.

«Европа настроена на переход от долгосрочных контрактов к спотовому ценообразованию, – заявил в ходе круглого стола заместитель генерального директора по науке ЗАО «ГУ ИЭС» Алексей Громов. — Россия отстаивает удобную для РФ систему долгосрочных контрактов, которая позволяет вести более предсказуемую инвестиционную политику в газовой сфере».

Впрочем, несмотря на большую озабоченность европейцев по поводу зависимости от российского газа, после катастрофы в Японии им, скорее всего, придется идти навстречу пожеланиям «Газпрома». Взрыв на Фукусиме-1 спровоцировал частичный или полный отказ от развития проектов в атомной энергетике в ряде стран, в частности в Германии.

Разумеется, далеко не все страны готовы ставить крест на атомной энергетике. Например, во Франции на АЭС производится 80% всей энергии, и сейчас французы активно ищут партнеров, чтобы разработать новые правила игры в этой сфере. «Франция и Россия должны совместно подумать о новых стандартах безопасности, провести инспектирование всех станций в мире. Наверняка все это сделает атомную энергию дороже. Но во многих странах общество готово к использованию ядерной энергии только в том случае, если будет усилена безопасность», — сообщил в ходе форума спецпредставитель президента Франции по развитию франко-российских деловых связей Жан-Пьер Тома.

«Вопрос, будет или нет существовать атомная энергетика, я считаю праздным, — заявил исполнительный директор Сибирской Энергетической Ассоциации Валентин Шаталов. — Главное — помнить о том, что чем сложнее комплекс преобразования энергии, внутренней переработки топлива, тем сложнее технология. Она требует колоссальных специалистов, качественной работы от начала до конца. Уровень риска и страховые случаи дорого стоят, и они не локальны. Возьмем для примера аварию на СШГЭС: там погибло 100 человек, станция развалена, огромные убытки, гидроэлектростанции теперь станет дороже строить. Но все равно непосредственные последствия аварии дальше Енисея не пошли. В Японии не так. Ошибки и проблемы, которые возникают на АЭС, касаются не одного города и не одного государства. В любом случае атомная энергетика и дальше будет развиваться, но по более безопасному пути».

«Несмотря на то что эксперты не верят в полный отказ Европы от мирного атома, строительство новых АЭС в любом случае станет сложнее и дороже. «Это означает, что Европа попадет в еще большую зависимость от поставки других источников энергоресурсов и более зависимой от поставок газа из России», — поясняет исполнительный секретарь европейской экономической комиссии ООН Ян Кубиш. Как один из вариантов развития событий называлась также возможность поставок в Германию не газа, а готовой электроэнергии.

Немало слов было сказано об альтернативных источниках энергии, на проекты в части использования которых Евросоюз не жалеет денег в надежде рано или поздно отказаться от использования углеводородов. По плану через 10 лет чистая энергия должна составлять не менее 20%. Российские эксперты к нетрадиционной энергетике относятся с долей скептицизма, несмотря на то что ряд компаний уже включает использование ВИЭ в список необходимых мер на ближайшие годы. В частности, компания «МРСК Сибири» в ходе конференции, посвященной интеллектуальным электросетям, заявила об ориентации на использование возобновляемых источников энергии в ряде своих проектов.

Впрочем, Европа — уже не основной приоритет для России. Все большее значение на мировом рынке приобретают страны Азиатско-Тихоокеанского региона, особенно Китай и Индия. С ростом их доли рынка растет и потребность этих стран в энергии, в то время как ресурсов для ее получения у них нет. По прогнозам экспертов, к 2030 году четверть всей мировой нефти будут экспортировать в страны Азиатско-Тихоокеанского союза. С учетом близости к новым рынкам сбыта богатой ресурсами Восточной Сибири Россия вполне может рассчитывать на плодотворное сотрудничество с азиатскими компаниями.

К модернизации не готовы

Вопросы энергобезопасности и модернизации объектов, актуальные всегда, после аварии на японской АЭС приобрели особое значение. Добавим к этому необходимость развивать нетрадиционную и малую энергетику. К сожалению, положение России в этом свете выглядит неутешительным: большинство экспертов сходится во мнении, что наша страна к модернизации все еще не готова, поскольку в экономике так и не произошло тех структурных изменений, на которые рассчитывали. Сейчас правительство сдерживает дальнейший рост цен на электроэнергию, балансируя между интересами инвесторов и потребителей. Это порождает замкнутый круг: насильственное сдерживание цен приводит к дефициту энергии, который, в свою очередь, требует срочного увеличения мощностей, и цены снова взлетают.

Специалисты уверены, что ситуация изменится, когда государство предоставит высокотехнологичным отраслям преференции и защитит собственность и инвестиции западных инвесторов. «Можно же, регулируя экспортные пошлины, сделать так, чтобы цены на газ были менее обременительными для энергетики. Тогда можно требовать того, чтобы цены на электроэнергию были приемлемыми для промышленности», — предложил в своем докладе генеральный директор Института проблем естественных монополий Юрий Саакян.

Впрочем, генерации не стоит рассчитывать исключительно на государство. Никто не отменял принципа, согласно которому эффективности инвестиций можно достичь только в условиях свободного рынка. Энергетикам придется конкурировать или друг с другом, или с мировым сообществом, или даже с собственными потребителями. Если тарифы становятся слишком высокими, то может оказаться, что крупным потребителям проще построить собственную генерацию, которая полностью или частично покроет нужды производства.

В качестве примера ценообразования для генерации может выступить рынок электро-энергии. По словам экспертов, этот рынок оказался единственным полноценным механизмом, где в конечной цене продукта максимальную долю занимает свободная рыночная стоимость. Эта цена наиболее адекватно реагирует на изменения текущей системы. В частности, в кризис цена на электроэнергию упала.

Smart Grid — новое слово в энергетике

Большой раздел форума был посвящен развитию так называемых интеллектуальных, или «умных» сетей (Smart Grids). На финансирование разработок в этой отрасли многие страны выделяют баснословные суммы — в частности, госфинансирование в Китае и США в прошлом году составило чуть более $7 млн. К этому добавляется соразмерный поток средств от частных инвесторов. В России это направление развивается пока сдержанными темпами. В большинстве случаев используется смешанная схема, когда зарубежные разработки адаптируются к местному рынку, дополняясь собственными технологиями.

Интеллектуальная сеть представляет собой полностью автоматизированную и саморегулирующуюся систему, способную эффективно управлять потреблением и транспортом электроэнергии, — проще говоря, она обеспечивает мониторинг и корректировку ситуации в режиме реального времени. По словам главного инженера «МРСК Сибири» Евгения Митькина, для энергетиков переход к интеллектуальным распределительным электросетям будет означать возможность управления потреблением электроэнергии и снижения потерь при ее передаче. Для потребителя же это станет гарантией бесперебойного и качественного электроснабжения. «Избегать инвестиций в модернизацию сети, эксплуатировать выработавшие нормативный срок службы трансформаторы и линии электропередачи — значит ждать неминуемого сбоя, последствия которого могут быть непредсказуемыми, — говорит Евгений Митькин. — Мы считаем, что нам сегодня нужен новый подход к организации работы сетей. России еще предстоит пройти этот путь. И чтобы он был успешным, необходимо активное участие государства и научного сообщества».

Одной из важных проблем в развитии Smart Grids руководитель Центра проблем энергетической безопасности Института США и Канады РАН Андрей Корнеев назвал угрозу сетевых террористических внедрений и актов высокотехнологичного саботажа. Примеры подобных вторжений, закончившихся авариями на энергетических объектах, уже были в прошлом году в США. В связи с этим эксперт считает очень важным обеспечение информационной безопасности на объектах с интеллектуальной системой. Причем, по его словам, основным звеном тут станет не компьютерный, а человеческий разум: важно создать команду оперативного реагирования на изменения в системе, участники которой будут своевременно копировать информацию на внешние носители и отслеживать изменения в сети.

Восточный вектор энергетики

Россия намерена наращивать присутствие на своем восточном направлении, в связи с чем все больше внимания уделяется развитию недропользования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Если получится выполнить задачи энергетической стратегии до 2030 года, то к этому времени доля газовых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока может составить одну треть от всех новых месторождений, а нефтяных — до 50%.

Однако вместо того, чтобы расти, объемы геологоразведочных работ в Сибири и на Дальнем Востоке неумолимо снижаются. «За последние шесть лет здесь открыто 20 месторождений — и это при том, что объемы геологоразведочных работ на порядок меньше, чем в наиболее успешные годы. Динамика вложения в геологоразведочные работы в пределах сибирской платформы, к сожалению, отрицательная. Начиная с 2009 года она снижается ежегодно на 20%», — посетовал генеральный директор ФГУП «Сибирский НИИ геологии, геофизики и минерального сырья» Аркадий Ефимов.

Ему вторит генеральный директор ЗАО «Восточносибирская газохимическая корпорация» Александр Климентьев: «Восточная газовая программа является основным инфраструктурным проектом в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, направленным на развитие газовой промышленности. Строительство газопроводов и нефтепроводов очень важно с точки зрения поставок значительных объемов нефти и газа на рынки сбыта или к морским терминалам для дальнейшего хранения. Программа затрагивает и вопросы, связанные с переработкой природного газа. Можно было бы ожидать масштабного сотрудничества российских компаний с компаниями из АТР. Тем не менее проекты по добыче углеводородов можно пересчитать по пальцам, да и то многие из них только декларируются, а реализуются вообще единицы».

По словам экспертов форума, существует ряд проблем, которые препятствуют реализации программ на востоке страны. «В Восточной Сибири крупные запасы ресурсов, но доступ иностранного капитала сюда затруднен. Все, что выше Ковыктинского месторождения, — табу для иностранного капитала. Запасы очень дешевые: если посмотреть историю лицензионных участков по Якутии, то запасы имеют возможность прироста в десятки и сотни раз по стоимости. Но при этом среднегодовые температуры в Якутии в несколько раз ниже, чем на Арктическом шельфе. Еще одна проблема — близость к крупному рынку сбыта при отсутствии качественных дорог и терминалов», — поделился соображениями Александр Климентьев. По его мнению, России необходимо определить модель ценообразования на природный газ, так как модель равной доходности поставок в Восточной Сибири, по подсчетам компании, работать не будет. «От этого будет зависеть, где расположатся перерабатывающие производства: на территории нашей страны или за ее пределами. Необходимо также решить вопросы доступа к объектам инфраструктуры — не только их строительства, но и доступа. И должны быть решены вопросы, связанные с экспортными ограничениями поставок природного газа. Без решения этих вопросов мы можем столкнуться с тем, что заявленные объемы продаж газа страна решить не сможет», — говорит господин Климентьев.

Как говорят эксперты форума, тормозом во многих ситуациях на сегодняшний день является закон о недрах, который сыграл положительную роль в определенный момент развития отрасли. Сейчас документ нуждается в существенной доработке, причем с участием не только представителей власти, но и научного сообщества.

По словам специалистов, государство должно пересмотреть политику налогообложения недропользователей на востоке. «Этот вопрос поставлен в энергетической стратегии на концептуальном уровне. Речь идет в первую очередь о пересмотре принципов системы налогообложения и последовательном переходе к рентной системе налогообложения от той системы, которая существует», — сообщил заместитель генерального директора по науке АО «ГУ «Институт энергетической стратегии» Алексей Громов. По мнению главного координатора восточных проектов ОАО «Газпром» Виктора Тимошилова, если обнулить НДПИ на восточных месторождениях, темпы их освоения ускорятся.

Исполнительный директор Сибирской Энергетической Ассоциации Валентин Шаталов в разговоре с «КС» отметил, что еще один важный вопрос, не решенный в Сибири, — это вопрос финансирования проектов. «Если в сетях есть доля государства и всегда можно к нему обратиться, то вся генерация, кроме атомной и гидро-, частная. И сейчас обсуждаются вопросы сотрудничества частных компаний и государства. Решения найдены не везде, — говорит он. — Не до конца решенными остаются вопросы строительства станции на Алтае, второй ТЭЦ в Улан-Удэ. Даже гидравлическую станцию в Бурятии неизвестно за счет каких средств строить».

В связке с проблемами освоения природных ресурсов и развития переработки в Восточной Сибири обсуждалась проблема утилизации гелия. По единодушному мнению экспертов, его потенциал используется недостаточно, но если изменить организационно-финансовую среду, гелий может стать эффективным. Главное — решить вопрос с размещением производства гелия, его хранением и транс-портировкой, а также ценообразованием на этот продукт. Причем эксперты полагают, что в Сибири самым разумным будет производство жидкого гелия, который удобнее транспортировать и хранить.

По мнению Виктора Тимошилова, природный газ может стать новой точкой опоры в развитии Восточной Сибири и Дальнего Востока. «Если серьезно заниматься развитием рынка, то мы увидим потенциал для роста потребления по меньшей мере на порядок до 2030 года».



О событии в фотогалерее

Вернуться к списку


© 2007—2013«Сибирская Энергетическая Ассоциация»
Контактная информация
Rambler's Top100